Главная / Публикации / Былое / Жалован был тулупчик заячий. Часть 1.

Публикации

« Назад

Жалован был тулупчик заячий. Часть 1.  24.01.2019 15:40

Сибирские и восточноазиатские противники России далеко превосходили казаков числом и отнюдь не напоминали безоружных американских индейцев времён Конкисты. Аборигенам Сибири, особенно её южной части, были не в новинку лошади, железо и порох. 

Груз, лёгший на плечи казаков, пришедших в Сибирь, сочетаясь с их малочисленностью, резко поднимал значение каждого отдельного человека, и казацкая «демократия» была более чем оправдана. Слишком много зависело от воли и инициативы даже рядовых её представителей.

Однако, если Москве хватило благоразумия мириться с традициями казаков, то «оплату» правительством их труда нельзя назвать иначе, как суровым испытанием на «патриотизм» (я нарочно ставлю кавычки). Так, например, для проживания казачья семья (часто многочисленная) получала в год 30-50 пудов хлеба при минимальной норме потребления в 25 пудов на едока. В дополнение казак получал в год 4-8 рублей при следующих ценах, например, для Южной Сибири: лошадь – 7 рублей, аршин сермяжного сукна – 10 копеек, холста – 3 копейки, кафтан из овчины - 1 рубль, пуд ржи - 30-50 копеек и т.д. Кроме того, необходимых для ведения боевых действий коней и фураж казаки приобретали за свой счёт, хотя огнестрельное оружие получали от правительства. И всё это не считая постоянных недостач и задержек как хлебного, так и денежного жалования.

Вообще, снаряжение казака было недёшево. Так в 1643 году в Верхоленском остроге, «комплект» из коня, мушкета, 3 фунтов пороха, 3 фунтов свинца, запаса хлеба и мяса оценивался в сумму около 20 рублей.
Средств для содержания своих семей казакам постоянно не хватало, и ко всем обязанностям, возложенным на них царём, они стали активно заниматься земледелием и ремеслом.

Скупость казны по отношению к своему «восточному» мечу - казаку, проявлялась не только в мизерном жалованье. Совершенно не сопоставимы даже выдающиеся заслуги сибирских героев XVII века и полученные ими от государства «разовые» награды. Причём даже в тех случаях, когда первопроходцы приносили казне прямой доход и имели право на значительный процент с него. Приведём лишь несколько примеров.

Иван Москвитин за тяжелейший полуторалетний поход к Сахалину, сражения с сотнями враждебных тунгусов (при том, что казаков было 32 человека), ценные сведения о потенциальном сельхозрайоне на Амуре, наконец, за доставленные в Якутск 440 соболиных шкур стоимостью в 16000 рублей получил чин пятидесятника и…6 рублей, правда, серебром. Для сравнения, в то время за Уралом «новик» (т.е. недавно поверстанный молодой помещик) за год спокойной службы получал 5 рублей, не считая поместного жалованья. 

За 19 лет службы в Якутии и на Чукотке, многочисленные ранения и схватки с туземцами, историческое открытие Берингова пролива казачий атаман Семён Дежнёв получил 126 рублей. И это при том, что усилиями Дежнёва на Севере была собрана и доставлена в Якутск богатейшая ««костяная казна» - 289 пудов моржового клыка на сумму более чем 17 тысяч рублей. И это в русской, а не в западноевропейской оценке.

Афанасий Бейтон в 1686 году руководил казаками, оборонявшими Албазинский острог. Успех обороны Албазина сорвал наступление маньчжурских войск в Приамурье и фактически дал воеводе Головину возможность заключить приемлемый мирный договор с огромной и агрессивной Цинской империей. За эту важную и знаменательную победу, одержанную при семикратном превосходстве противника, никто ничего не получил.

В июне 16 85 года всего 43 казака целый месяц удерживали Тункинский острог против десятитысячного(!) монгольского корпуса Цецен-нойона. Острог прикрывал с юга Иркутск, и прорыв к нему Цецен-нойона имел бы самые тяжёлые последствия для обороны русской Южной Сибири. Однако защитники Тункинска не только выдержали осаду, но и ухитрились отбить трёхдневный штурм и даже устранить вылазку (!). Монголы отступили при известии об отряде воеводы Л.К. Кислянского, выступившем из Иркутска на помощь острогу. Что же получили казаки за подвиг, равного которому, пожалуй, нет в истории войн? Историки сообщают, что участники обороны получили « по отрезу кумача».

Подобное пренебрежение Москвы к сибирским служивым нельзя оправдать бедностью тогдашней русской казны. Просто потому, что тяжелейшим трудом всего нескольких тысяч сибиряков она ежегодно получала 300 тысяч рублей – треть своего дохода.

Нельзя его оправдать и якобы высокими затратами казны на организацию казачьих экспедиций. С финансовой точки зрения северные плавания Дежнёва или поход Хабарова на Амур были в основном частными предприятиями, организованными на средства самих казаков и «торговых людей». И хотя деньги на экспедицию того же Хабарова дал якутский воевода Д.И.Францбеков, дал он их, в сущности, как частное лицо, с обязательством возврата.

Так что же двигало казаками и объединяло их?

Считается, что народ, которому становится тесно и трудно прокормиться на занимаемой территории, последовательно пробует три пути разрешения проблемы. Во-первых, этот народ пытается расширить контролируемый ареал; во-вторых, пытается регулировать численность населения; в-третьих, пытается провести технологическую революцию. Сейчас перед нами явная попытка расширить свой ареал (не нравится мне это слово) казаками, и Россия не замедлила этим воспользоваться.

Денис Долгополов



Категории статей